Операция «Немыслимое»: смог ли бы Сталин отразить нападение «союзников» летом 1945 года?

В мире

Помнится, ещё весной у нас зашла речь об операции «Немыслимое». Напомню: Черчилль, вскоре после окончания Второй мировой войны в Европе, задал своим военным — Штабу объединённого планирования — задачу разработать план операции против Советского Союза.


Более того: предпринял даже некоторые предварительные меры на случай подобного развития событий. С этим связано промедление с арестом правительства Третьего Рейха, которое произошло только 23 мая. Капитуляция ещё не означает, что государство перестало существовать: только после ареста нового «фюрера» — Карла Дёница — Третий Рейх юридически «закончился». Несколько дивизий немецких войск в полном порядке до конца года содержались в специальных лагерях — на тот случай, если война с Советским Союзом всё-таки начнётся.

«Немыслимое»: планирование войны

Я упомянул это всё тогда лишь в качестве общеизвестного примера весьма специфических отношений между Союзниками после окончания войны. Не думал даже, что это вызовет такую реакцию: многие комментаторы стали рассказывать о том, что только и исключительно благодаря Великобритания и США война вообще была выиграна. И, соответственно, в случае с новой войны — с ними — у СССР не была против них никаких шансов. Я тогда решил позже осветить этот момент, но потом за делами как-то забылось. Компенсирую упущение.

Прежде всего, в анализе предлагаю исходить из того, что Штаб объединённого планирования Великобритании знал своё дело. Если в начале войны англичане могли переоценивать или недооценивать Германию, Советский Союз или, скажем, Японию, то к концу войны они точно избавились от основной части иллюзий. Во всяком случае, грубых ошибок в анализе они, скорее всего, не допустили.

Ошибки могли быть иного рода: мол, если Советский Союз не предпринимал чего-то прежде, то он и в будущем этого сделать не сможет или не станет. Что, понятно, совсем не обязательно так. Плюс некоторая недооценка возможностей противника со стороны военных любой страны всегда более вероятна, чем переоценка.

Согласно вышеупомянутым спонтанно сложившимся у многих представлениям, у англо-американских войск в Европе было принципиальное превосходство по материальной части, а также полное превосходство по авиации. Им ничего не мешало начать также тотальные бомбардировки Советского Союза (а позже — наносить по нему массированные ядерные удары…). Но посмотрим, к какому выводу пришли сами британцы.

Война в Европе

Итак, прежде всего, британские штабисты рассчитали соотношение сил. У них получилось, что, если пересчитать все силы советских фронтов в привычные для союзников дивизии, у СССР получается примерно четырёхкратное превосходство по численности в зоне наступления по плану «Немыслимое». По танковым войскам соотношение было уже не настолько вопиющее: превосходство СССР сокращалось до всего лишь двукратного.

При этом привлечь к наступлению союзники предполагали лишь 47 дивизий: остальные были заняты охранными и т.п. функциями. Да, польская авиация — под формальным контролем польское эмигрантского правительства — имела и тяжёлые бомбардировщики.

По авиации — прошу обратить внимание на этот пункт — Советский Союз также превосходил союзников в соотношении примерно 13000 самолётов против 9000 (и это ещё более тысячи самолётов советской морской авиации в расчёт не взяты).

При этом дальняя авиация Советского Союза вовсе не была нулевой величиной, как некоторые почему-то считают: СССР имел около тысячи дальних бомбардировщиков. В том числе — устаревшие ТБ-3, но и они имели практический радиус действия, позволяющий им с территории советской оккупационной зоны в Германии легко доставать до Лондона, не говоря уже о базах флота на британском побережье.

Что характерно, тактическая авиация у союзников оказывается почти вдвое менее многочисленной, чем советская! Разумеется, их стратегическая авиация существенно превосходит дальнюю авиацию РККА, вот только основной базой её оставалась Великобритания — на континенте ещё не было инфраструктуры, и создание её требовало времени:

В воздухе наше преимущество будет… осложняться тем обстоятельством, что силы наших стратегиче­ских бомбардировщиков поначалу должны будут базироваться в Англии — даже в случае использования промежуточных аэро­дромов на континенте. Изнурительные нагрузки ВВС и большие расстояния, которые им придется преодолевать, вряд ли позволят использовать их с той же эффективностью, как во время войны с Германией.

При этом промышленность Советского Союза, в сравнении с Германией, как, в общем, и любой европейской страной, была рассеяна по большой территории (логично: СССР — страна большая и относительно редко населенная). Более того: советская промышленность ещё в начале войны была эвакуирована в глубокий тыл. В связи с этим, накрыть промышленные центры Советского Союза было малореально. Более уязвимыми оказывались советские коммуникации, однако восстановить, грубо говоря, железную дорогу куда проще, чем завод. Прошу обратить особое внимание — это мнение не моё, а британских стратегов:

Русская промышленность настолько рассредоточена, что ед­ва ли может рассматриваться как выигрышная цель для воздуш­ных ударов. В то же время значительная протяженность русских коммуникаций, судя по всему, может предложить нам куда более предпочтительные цели (для бомбардировок), в особенности важные переправы через водные преграды. Однако для достижения сколько-нибудь эффективных результатов такие удары по коммуникациям должны координироваться с наступлением на суше, с тем чтобы затруднить снабжение русских (частей).

То есть даже по коммуникациям бессмысленно наносить удары «просто так» (их быстро восстановят). Они должны быть приурочены непосредственно к военной операции.

Таким образом, по сути, союзная авиация могла быть использована лишь в качестве фронтовой и тактической. Это тоже дело хорошее, но оно, в общем, означает, что стратегическая авиация в её классическом виде — в том, в котором мы привыкли видеть её действия к 1945 году — в войне против СССР оказывается бесполезной:

…следует… принять во внимание значительное численное превосходство русских армий и тактической авиации… Превосходство это таково, что нам в основном придется использовать тяжелые бомбарди­ровщики в тактических целях для того, чтобы обеспечить прямую поддержку сухопутным войскам.

При этом, как уже упоминалось, хотя Советский Союз не предпринимал прежде масштабных бомбардировочных кампаний*, тысячи советских бомбардировщиков, в принципе, достаточно для ударов по целям в Британии: стратегически важные объекты её сгруппированы намного теснее и расположены к советским аэродромам куда ближе, чем советские стратегические объекты — к британским аэродромам.

Но даже использование советской штурмовой и бомбардировочной авиации «зеркально» — на коммуникациях союзников — обещает советским ВВС успех. Ведь и без того…

…На оккупированной войсками союзников германской тер­ритории система коммуникаций разрушена практически полно­стью, в то время как в части Германии, занятой русскими, разру­шения значительно менее масштабны, а железные дороги функ­ционируют. В силу этого в тылу союзников возникнут трудности в транспортном сообщении.

А тут ещё и тысячи советских штурмовиков и бомбардировщиков, отражать которые скоро может оказаться особо нечем — по тактической авиации у СССР преимущество…

Таким образом, столкновение с Советским Союзом в Европе для союзников — смертельный номер:

Наша стратегическая позиция не является силь­ной сама по себе, и фактически мы вынуждены будем сделать ставку на одно крупное сражение при крайне невыгодном для нас соотношении сил.

Но, самое главное, к этому основные проблемы даже не сводятся.

Война в Азии

Помимо европейского ТВД, неизбежно начало боевых действий и на Ближнем и Среднем Востоке, прежде всего в Иране. На всём пространстве этого региона Советский Союз обладает решительным превосходством:

По нашим оценкам, здесь против союз­ных войск в составе трех индийских бригадных групп могут быть использованы около 11 русских дивизий. В силу сказанного труд­но представить, как нам удастся отстоять названные территории при том, что утрата этого источника поставок нефти может иметь чрезвычайно серьезные (последствия).

Согласно британским оценкам, РККА быстро возьмёт под контроль Грецию с её просоветскими настроениями, а также захватит и европейскую часть Турции. Это приводит к тому, что Чёрное море оказывается оказывается полностью закрыто для какой-либо деятельности союзников.

Полностью взяв под контроль Иран (напоминаю, что он ещё с 1941-го оккупирован британо-советскими войсками), СССР легко захватит территорию современных Ирака и Сирии.

Под угрозой оказываются Египет и зона Суэцкого канала. Она британцами защищена неплохо, поэтому сходу — опять же по оценкам британских штабистов, но мы условились им верить — советские войска вряд ли её возьмут.

Но, как было сказано, и того колоссального ущерба, которые понесёт нефтедобыча Британии при таком развитии событий, достаточно, чтобы считать его трудновосполнимым. Отчасти это компенсируется лишь тем, что примерно половину авиационного бензина Советский Союз получал от западных союзников. В совокупности это приводит к некоторому паритету ущерба**.

Также, разумеется, под советским ударом может оказаться Индия. Штаб объединённого планирования делает тот же вывод: едва ли Советский Союз сможет сходу опрокинуть британский контроль над ней, но советской агентуры в Индии вполне достаточно того, чтобы спровоцировать там серьезные беспорядки (то есть антиколониальное восстание, если называть вещи своими именами).

На Дальнем Востоке возникающий союз между СССР и Японией (напоминаю, что войны между Японией и СССР на тот момент не было, а «враг моего врага — мой друг») означает, что сопротивление последней резко усиливается. Япония за счёт советских поставок разрешает часть топливных проблем, это отвлекает внимание США от европейского театра военных действий. Вероятно, завершение войны с ней США придётся отложить на более поздний срок.

Реакция Черчилля на расчёты военных

Таким образом, у Штаба объединённого планирования получилось, что если союзникам не удаётся одним быстрым ударом нанести поражение советским войскам в Польше и если СССР не решает после этого по какой-то причине сдаться — ну, пойти на уступки — то результатом становится тотальная война с непредсказуемым результатом. Что, по сути, есть эвфемизм для обозначения тотальной катастрофы. Черчилль учёл мнение военных, ответив следующее:

Я прочитал замечания командующего относительно «Немыс­лимого», от 8-го июня, которые демонстрируют превосходство русских на суше…

…Необходимо продумать четкий план того, как мы сможем защитить наш Остров, прини­мая во внимание, что Франция и Нидерланды будут не в состоя­нии противостоять русскому превосходству…

…Сохраняя кодовое название «Немыслимое», командование предполагает, что это всего лишь предварительный набросок то­го, что, я надеюсь, все еще чисто гипотетическая вероятность.

W.S.C.

Одним словом, от своих идей он отказался.

А если бы всё же началось?..

Но, в принципе, нам ничего не мешает зайти в анализе того, «что было бы если», чуть дальше. Штаб объединённого планирования ограничился горизонтом в полгода. И пришёл к выводу, что даже в самом лучшем случае вся надежда на то, что быстрый первоначальный успех каким-то образом морально «сломает» Сталина (ха-ха) и тот пойдёт на локальные уступки, а не на тотальную войну:

На этапе открытия боевых действий стратегия русских, по-видимому, будет носить оборонительный характер. …В силу значительного численного превосходства русские, возможно, вполне смогут предотвратить всякое продви­жение наших войск. Основную массу бронетанковых частей они, скорее всего, будут спокойно держать в тылу …для осуществления контрудара на тот случай, если нам удастся организовать прорыв. Если по­следнее произойдет, стратегия русских, вероятно, будет состоять в (организации) «вязкой» обороны вплоть до линии Одер — Нейсе в расчете на то, чтобы главное танковое сражение дать на терри­тории восточнее этих рек…

…Следовательно, если к осени мы достигнем линии Дан­циг — Бреслау и боевые действия по-прежнему продолжатся, мы можем оказаться в сложной ситуации, перед выбором: либо мы продвигаемся вперед, растягивая в тяжелых погодных условиях наши коммуникации, либо в течение (длинной) восточноевро­пейской зимы удерживаем слишком протяженный для имею­щихся в наличии сил фронт. Если продвижение за эту линию не­избежно, мы вполне можем оказаться втянутыми в фактическую тотальную войну, а стало быть, следуя посылке, на которой стро­ится анализ, нам необходимо одержать победу, достаточную для того, чтобы заставить русских подчиниться нашим условиям, за­паднее генеральной линии Данциг — Бреслау.

Скорее всего, действительно, даже в случае некоторого локального успеха англо-американских сил в Европе (что, учитывая соотношение сил, крайне маловероятно), просто начинается длительное противостояние. В тылу союзников происходят просоветские восстания (начиная с Франции), а СССР активно наступает на периферийных фронтах.

Исходим из того, что всё идёт примерно так, как и рассчитано:

Советская авиация наносит удары по Британии. Промышленному потенциалу её это повредит вряд ли, но вот авиабазам, да и морским базам — вполне возможно. Но в основном авиация используется на англо-американских коммуникациях. Западная стратегическая авиация отвечает примерно тем же, только коммуникации, которые должны стать её целями, изначально повреждены намного меньше, а расположены зачастую куда дальше…

Абстрагируемся пока от того, что происходит в Европе: допустим, там англо-американским силам каким-то чудом, несмотря на соотношение сил, удаётся сдерживать советское контрнаступление. Что происходит на других ТВД в зимнюю кампанию 1945-46 гг.?

На Ближнем и Среднем Востоке, захватив территории Ирана и современного Ирака, чуть позже — в следующей кампании — советские войска всё-таки переходят в наступление против зоны Суэцкого канала.

Немцы в аналогичной операции (наступали они, правда, с другой стороны) были весьма близки к успеху и не достигли его в основном из-за блокады коммуникаций (группировка Роммеля снабжалась морским путём). Но Советский Союз будет пользоваться коммуникациями, проложенными через его собственную или уже оккупированную территорию, на большом расстоянии от морей… В таких условиях у союзных сил мало шансов отразить наступление.

Теоретически союзники могли бы защитить этот регион путём переброски значительной части сил из Европы — но ослабление на основном ТВД уж очень чревато. Да и трудно представить, чтобы британцы уговорили США пойти на это.

Также РККА неизбежно должна нанести удар по Британской Индии. Обращаем внимание на то, что теперь, при исчезновении опасности войны с Японией, держать столько сил на Дальнем Востоке не нужно. При этом вероятность того, что американцы, в условиях продолжения боёв в Европе (либо, что более вероятно, потери Западной Европы вместе со значительной частью сухопутной армии), зимой 1945-46 гг. решатся на высадку войск в Японии, не особенно велика.

Соответственно, удар, скорее всего, наносится удар даже не через Иран, а напрямую из Средней Азии через территорию Афганистана. В Индии советские войска поддерживают антиколониальные выступления, что, в условиях резкого осложнения транспортного сообщения с метрополией вследствие потери зоны Суэцкого канала, практически гарантирует её освобождение из-под колониальной зависимости. Это — катастрофа для Британии.

На Дальнем Востоке Япония не в той ситуации, чтобы торговаться. Практически наверняка СССР потребует от неё фактически капитулировать перед Мао в континентальном Китае в обмен на снабжение, предоставление системы базирования и сохранение части оккупированных территорий — вроде Тайваня (возможно, Кореи). К тому моменту положение официального китайского правительства Чан Кайши было очень тяжелым — в отличие от ситуации у китайских «красных»***. В итоге послевоенный Китай фактически сразу же становится маоистским, а не чанкайшистским.

К лету 1946-го США оказались бы перед необходимостью высаживать десант непосредственно на Японских островах — в ситуации, когда СССР предоставил Японии свою систему базирования. Это радикально усложняет дело (и мы уже не говорим о том, что, в принципе, советские войска могли быть введены и на территорию самой Японии — чтобы помочь отразить возможное вторжение: Индийская операция уже могла быть закончена к тому времени, не говоря уже о войне в Европе)…

Таким образом, даже если ситуация в Европе каким-то чудом зависнет в неопределённости, что крайне маловероятно, гарантированно в течение полугода «ложатся» Иран и Ближний Восток, в течение года следует потеря Суэца и никак не более полутора — потеря Индии. После чего Советский Союз, высвободивший задействованные в этих всех операциях войска, перебрасывает их на европейский ТВД — в случае нужды пополнив, к примеру, китайцами, которым больше не нужно воевать с Японией… Британия же, потерявшая сердце своей колониальной империи, тем временем радикально слабеет, США же как минимум не усиливаются. Кажется, результат очевиден?

Но, как мы понимаем, куда более реалистично, что Советский Союз (возможно, сначала уйдя в «вязкую» оборону, которая истощит наступательный порыв противника), после этого отбросит его к Ла-Маншу, оказав помощь коммунистическим повстанцам во Франции (конечно, если бы де Голль вообще согласился участвовать в этой авантюре). А после очищения от англо-американцев Франции, в общем, война в Европе фактически завершается. Остаётся «доигрывание» в Италии, за которую — как и вообще за бассейн Средиземного моря — британцам нет особого смысла цепляться после потери Суэца.

Британия в ходе этого всего теряет свою континентальную армию (в лучшем случае — успевает её эвакуировать, но, при наступательной стратегии, предлагаемой Штабом объединённого планирования, на это шансов мало). После чего Советский Союз, взявший под контроль Рур и вообще всю экономику Континентальной Европы, может делать что угодно: создавать армады бомбардировщиков, готовить вторжение в Британию — спектр вариантов открывается большой. Главное, при этом подбрасывать помощь Японии, чтобы она подольше удерживала американцев на Дальнем Востоке.

В перспективе же американский десант в Японии, собственно, может быть уравновешен советской высадкой в Британии. Действительно: если континентальная Европа под советским контролем, производственные возможности Британии подорваны, авиация в основном выбита (этого опасались британские штабисты уже по итогам полугода войны), а советская производственная мощь резко выросла за счёт европейских стран, то возможности для этого имеются. Особенно в ситуации, когда США выводят из Британии по меньшей мере часть сил в целях обеспечения вторжения в Японию. Ещё немцы рассчитали, что тёмного времени суток достаточно, чтобы пересечь Ла-Манш, а уж в условиях авиационного господства…

Фактор ядерного оружия

Разумеется, мы понимаем, что ни Черчилль, ни Штаб объединённого планирования не были в курсе по состоянию на май-июнь 1945 года о появлении в скором будущем ядерного оружия. Так что, поменялся ли бы от этого прогноз?

Да, в общем, не особенно. Напомню, что за весь 1945 год американцы изготовили 3 ядерных бомбы. Одна была взорвана на испытаниях в Аламогордо 16 июля, ещё две — в августе в Хиросиме и Нагасаки. За 46-й год они получили 9 бомб, из которых две были взорваны при испытаниях на атолле Бикини.

При этом речь идёт об атомных бомбах, то есть ядерном оружии первого поколения мощностью в первые десятки, максимум — около сотни килотонн****. При этом единственным средством доставки оставались тяжёлые бомбардировщики, которые вполне могли быть сбиты, причём бомбы могли попасть в руки противника…

Одним словом, трудно себе представить, чтобы ядерное оружие до конца 1946 года как-то особо повлияло бы ситуацию. Самым разумным было бы его применение при прорыве фронта, однако пары боеголовок, имевшихся летом 45-го, для более чем тактических успехов, скорее всего, оказалось бы недостаточно.

Кроме того, зная любовь американцев к стратегической авиации, скорее всего, они их попытались бы использовать именно для ударов по городам и военным базам. С большой долей вероятности — опять же против Японии, чтобы скорее закрыть этот вопрос. Но там, в общем, к тому моменту не оставалось уже целей для ударов:

Из 75 японских городов с населением больше 100 тысяч уничтожающие удары были нанесены по 68 (66 — обычными бомбардировками, 2 — атомными). Из оставшихся 4 находились на Хоккайдо, куда американская авиация не дотягивалась, а ещё один — Киото — был исключён из списка целей как слишком важный религиозный центр, удар по которому усилил бы сопротивление японцев, а не ослабил. То есть уцелело в итоге всего 2 города (из тех, которые в принципе могли быть подвергнуты уничтожающим ударам). И — никакого внятного результата. Как и в случае с Дрезденом: погибает много гражданских, теряется значительное количество самолётов, с нулевым общим выходом.

Не исключено также, что они были бы использованы против советским городов в азиатско-тихоокеанском регионе — вроде Владивостока и Петропавловска. Хотя, опять же, наиболее разумным было бы придержать боеголовки до момента высадки на Островах — чтобы быстро подавить основные очаги сопротивления.

Напоминаю, что в Советском Союзе ядерного оружия не было (появилось в 1949-м, и существенно ускорить его разработку шансов было немного). Но, скажем, химического было вполне достаточно — в Великой Отечественной оно не применялось по неформальной договорённости (густонаселённая Германия была для него более уязвима, поэтому на первой фазке войны ей это было не нужно, на второй же фазе — тем более не нужно ни ей, ни Британии). При этом немецкие запасы «химии» при победе в Европе тоже попадают в руки СССР…

Япония же имела неплохие наработки в области бактериологического оружия. Против Британии это всё могло быть применено в полной мере. Против США бактериологическое оружие могло бы тоже оказаться небесполезным. Наиболее опасным (а для Японии, конечно, самоубийственным) было бы его применение в условиях высадки американских войск в Метрополии. Но при том — да: этот метод для отражения вторжения, в общем, мог оказаться и эффективным…

В общем, от этого бы никто не выиграл, но борьба в сфере оружия массового поражения шла бы отнюдь не «в одни не ворота». И ничего бы принципиально не изменила…

Резюме:

Я бы поставил на то, что в итоге — к концу 1946 года — между сверхдержавами заключается мир на условиях демилитаризации Британии и Японии. Центр Британской империи переносится в Канаду или Австралию.

Мирное население Британии, Японии, Европы, вероятно — и СССР (отчасти, возможно, и США — в случае использования бактериологического оружия) несёт большой ущерб из-за массированного применения оружия массового поражения. Индия получает независимость на несколько лет раньше, в Китае гражданская война заканчивается быстрой победой коммунистов, Гонконг возвращается в состав Китая намного раньше.

Довольно типичная «альтернатива»: в них регулярно всплывает вариант, когда военные блоки, возглавляемые сверхдержавами, оказываются разделены океанами.

Сноски:

* Но достижения у советской дальнебомбардировочной авиации были. Вполне успешно в начале войны наносились удары по румынским нефтепромыслам. На основе ТБ-3 производились даже «воздушные авианосцы»: бомбардировщики вместо бомбовой нагрузки несли истребители, которые позже отделялись и возвращались на аэродромы самостоятельно.

Наносились и известные удары по Берлину летом 1941-го, но это, конечно, была больше психологическая акция, чем имеющая практический военный смысл.

** Однако в целом экономические проблемы СССР британские штабисты преувеличивать не были склонны:

В закончившейся войне из продукции, на союзные поставки которой Россия полагалась в самых широких масштабах, назовем автотранспорт и высокооктановый авиационный бензин, импорт которого составил примерно половину всех поставок. Для под­держания массового производства военной продукции на ны­нешнем уровне Россия ныне в значительной степени нуждается в союзных поставках, в особенности взрывчатых материалов, ка­учука, меди, окиси магния и некоторых ферросплавов. Тем не менее даже если она лишится этих поставок, нельзя будет с уве­ренностью утверждать, что она не сможет, если примет такое ре­шение, с помощью военных трофеев продолжать войну с неубы­вающей и всеохватывающей эффективностью на протяжении периода в несколько месяцев…

…У русских не возникнет проблемы сокращения живой си­лы для работ внутри России благодаря возвращению военно­пленных и перемещенных лиц и широкомасштабному призы­ву на военную службу рабочей силы на оккупированных терри­ториях.

*** Во Второй японо-китайской войне, бывшей частью Второй Мировой войны, у Китая было фактически два командования: официальное китайское правительство во главе с Чан Кайши и коммунистическое под руководством Мао Цзэдуна. Против Японии они действовали совместно, но старались не забывать и о собственных интересах. С Мао у японцев в 1944-45 гг. фактически сложилось неофициальное перемирие. Затишье, очевидно, было связано с нежеланием Токио излишне провоцировать СССР.

**** При планировании ядерной атаки против СССР в США в конце 1940-х исходили из того, что для уничтожения Москвы потребуется 8 боеголовок, для уничтожения Ленинграда — 7. На тот момент ядерное оружие ещё вовсе не стало той всесокрушающей силой, как парой десятилетий позже. Термоядерные бомбы появились только в 1953 году.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи