novyj-etap-ekonomicheskoj-integratsii-rossii-i-donbassa

Новый этап экономической интеграции России и Донбасса

Политика

Запоздалая реакция


Включение непризнанных республик Донбасса в российскую экономическую жизнь – это очевидный ход, который совершить надо было еще во времена подписания Минских соглашений, введения рублевой зоны и частичной паспортизации населения. Территория, блокированная киевскими властями, серьезно отставала в развитии не только от соседних российских территорий, но и от Украины. Все это усугублялось постоянными обстрелами ВСУ, а также пандемией COVID-19.

При этом говорить об особо изощренной форме аннексии и гибридной войны со стороны России не приходится.

Здесь на первый план выходит термин «гуманитарный», объясняющий всем несогласным истинные цели указа. А несогласных, естественно, много – особенно на западных границах ЛДНР.

Порошенко назвал инициативу президента России пощечиной и призвал ввести новые санкции против Москвы. Экс-президент указал на подлинную мотивацию – якобы Кремлю необходима полная капитуляция Украины, да и всей Европы. Бывшие президенты – на то и бывшие, что могут говорить все, что угодно, и не опасаться последствий.

При всем уважении к логике Порошенко, капитуляция Киева перед Москвой проходила бы совсем не по гуманитарному сценарию. Однако, чем западнее, тем пыл страстей умереннее. Такое ощущение, что европейцы вообще вздохнули с облегчением.

15 ноября министры иностранных дел Франции и Германии выразили совместную озабоченность, но призвали Украину придерживаться Минских соглашений и продолжать участвовать в переговорах нормандского формата. То есть никак не отреагировали, и тому немало причин.

Во-первых, европейцев хорошо в напряжении держит Лукашенко, устроивший настоящий цирк с живыми людьми на границе с Польшей.

Во-вторых, в Брюсселе ожидали военного вторжения российской армии в Украину.

Кстати, демарш Белоруссии воспринимали как спецоперацию по отвлечению внимания от подготовки России к вторжению. Об этом, в частности, говорил госсекретарь США Энтони Блинкен. Европа ждала войны всерьез, готовилась, но Кремль остудил пыл, объявив о гуманитарной миссии России в ЛДНР. Это значит, трезво рассудили европейцы, что Путин брать Киев не будет. Поэтому история с новым указом президента прошла практически мимо ушей европейского истеблишмента. По крайней мере, пока.

Сближение экономик

Ничто так не объединяет в современном мире, как деньги, и ничто так не разъединяет.

Показательны примеры тесных экономических связей Китая и Соединенных Штатов, которые при этом умудряются балансировать на грани ядерной войны. В ситуации с Украиной у России именно экономические козыри являются самыми действенными. Точнее, даже не экономические, а энергетические.

В текущем году транзит природного газа в Европу через украинскую экономику снизится на 22 %, и это ощутимо ударит по бюджету. Здесь снова нет ни грамма злого умысла Кремля – все перекачиваемые объемы газа идут строго по ранее заключенным контрактам.

«Газпром» неоднократно предлагал закупать газ у России напрямую, но морально-этические нормы руководства в Киеве такого не позволяют. Зеленский предпочитает «европейский» газ с определенной наценкой. Аналогичная ситуация и с углем Донбасса, который сейчас ой как кстати в готовящийся к зиме Украине. Но и эта тема на официальном уровне табуирована Киевом. Вместо этого ЛДНР получает экономическую блокаду.

Зима близко и на Донбассе. Причем не только в климатическом смысле. Уровень жизни непризнанных республик удручающий. Средняя заработная плата в пределах 15 тысяч рублей, средняя пенсия не превышает 10–11тысяч. Добавим к этому агрессию Киева, пандемию и получится настоящая гуманитарная катастрофа, грозящая региону с 3-миллионным населением. Кстати, около 600 тыс. местных жителей имеют российское гражданство.

Нельзя сказать, что местные лидеры – Пушилин и Пасечник – ничего не делают для этого. В сентябре этого года создали единое экономическое пространство, подписали декларацию, в которой обещали «координировать свои усилия, обмениваться опытом и информацией в сфере экономики, таможенного и налогового регулирования». Если все пойдет хорошо, то уже к 2024 году уровень социального обеспечения в республиках должен приблизиться к таковому в Ростовской области.

Мировой кризис очень нехорошо отразился на экономике Донбасса. Несмотря на то, что часть данных по производству недоступна, даже открытая информация говорит о серьезных потерях промышленности, прежде всего, ДНР.

Общее производство в 2020 году упало сразу на 40 %, а текущем году выросло всего на 10 %. Экономика ДНР держится на металлургии, генерации электроэнергии, пищевой промышленности, добыче полезных ископаемых и коксохимии. ЛНР по объемам производства в три раза уступает донецкой промышленности, но структура, основанная на металлургии, схожа.

До 80 % совокупного экспорта ЛДНР приходится на Россию, что налагает на Москву особые обязательства – либо вести себя как монополист-покупатель, либо как заинтересованный в развитии партнер. Весь 2021 год экономики непризнанных республик демонстрировали если не стагнацию, то едва заметный рост. Без внешней поддержки Луганску и Донецку было бы непросто.

Безусловно, Россия и до указа Путина помогала дружественным республикам. Этого никто не отрицает, но конкретных цифр не указывают. В то же время помощь должна быть обдуманной, без накачивания безвозвратными деньгами.

В итоге президент поручил кабинету министров продумать в течение месяца

«неприменение количественных ограничений экспорта и импорта в отношении товаров, перемещение которых осуществляется через государственную границу РФ на территории указанных районов или с таких территорий (за исключением отдельных видов товаров)».

Проще говоря, продукция ЛДНР теперь не облагается таможенными пошлинами и даже может реализовываться по государственным контрактам, то есть практическим считается отечественной.

Последствия для России и Донбасса

Принятие указа о гуманитарной помощи влечет за собой целый ряд последствий.

Во-первых, доходы жителей Донбасса должны вырасти – республики могут беспрепятственно вывозить в Россию свою продукцию, не теряя доходы на таможне.

Во-вторых, устойчивый рынок сбыта простимулирует производство в ЛДНР, а это дополнительные рабочие места и снижение социальной напряженности.

Для России появление нового поставщика, располагающего дешевой рабочей силой, также полезно. Создается конкуренция, о которой в нашей стране уже почти позабыли, ведущая к снижению цен для конечных потребителей. Например, гуманитарный указ Москвы может дать серьезный толчок сельскому хозяйству республик.

Впрочем, в указе президента не идет речь о тотальном освобождении от ограничений товаров из ЛДНР. На отдельные виды продукции, имеющей критическое значение для внутренней экономики России, квоты могут быть сохранены.

А дальше появляются риски.

Как только в дело вступает экономика, особую роль начинают играть зарубежные санкции. Коллективный Запад вполне может организовать очередной пакет санкций против компаний, работающих с Донбассом.

Что-то подобное сейчас мы видим в Крыму, где связь у большинства операторов переходит в режим роуминга, а безналичный расчет сильно ограничен. Многие компании откажутся в таком случае от рынка ЛДНР, и это лишит регион конкурентной торговой среды.

Не хочется в это верить, но вероятным «бонусом» гуманитарной помощи может стать повторение ситуации с Белоруссией, долгое время переклеивающей свои этикетки на европейские санкционные товары. После чего их продавали в Россию, пользуясь благами союзного государства.

Экономические выгоды нередко вытесняют моральные принципы даже у самых стойких. Впрочем, при должном уровне заинтересованности такие контрабандные поставки вполне можно купировать. Было бы желание.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи