moskva-budet-zabirat-u-kiev

Москва будет забирать у Киева зарубежные активы

Украина

Украинский МИД отказался признать правомочность претензий президента России, напомнившего, что Украина так и не передала РФ советские зарубежные активы, хотя должна была это сделать по договору о долговых обязательствах СССР


Тем временем двум странам грозит новый передел активов и целых зданий, потому что некоторые долги Украине все-таки придется отдавать.

Спор между Москвой и Киевом о собственности бывшего СССР – это аттракцион неслыханной жадности, растянувшийся на 30 лет. Президент РФ Владимир Путин вспомнил о нем в рамках интервью телеканалу «Россия 1». «В 1993 году мы взяли на себя обязательства погасить все долги бывшего СССР за все бывшие союзные республики в расчете на то, что нам эти республики передадут зарубежные активы бывшего СССР. Долги-то мы за всех погасили, но далеко не все выполнили это обязательство по передаче нам своих зарубежных активов. Например, Украина до сих пор этого не сделала», – заявил, в частности, глава российского государства.

Украинская реакция не заставила себя ждать и ничем не удивила. Представитель МИД этой страны Олег Николенко заявил, что российско-украинское соглашение о разделе имущества так и не вступило в силу. Якобы по вине самой России, которая «игнорировала требование предоставить информацию о стоимости активов, которые должны были передаваться», что «сделало невозможной ратификацию соглашения Радой».

Перед тем как разобраться, за кем в этой истории правда, следует вспомнить, что справедливость и законность – это не всегда синонимы, а наглость – это второе счастье. Другими словами, вся эта история – очередное доказательство тому, что украинским властям верить нельзя: если речь идет о больших деньгах, обязательно постараются обмануть, иначе не бывало.

О насколько больших деньгах идет речь, точно никто не скажет. К моменту распада СССР накопил долгов почти на 100 млрд долларов. Что же касается суммарной стоимости иностранных активов советского государства, их оценка колебалась от официальной и явно заниженной цифры в 10 млрд долларов, прозвучавшей сразу после распада СССР, до неофициальной в 500–600 млрд долларов. В эту сумму входят доли в 526 иностранных предприятиях и стоимость 3645 объектов недвижимости, более двух третей из которых находились на балансе советского МИДа.

Вскоре после беловежского сговора Москва и Парижский клуб – главный кредитор СССР предложили бывшим советским республикам так называемый нулевой вариант, о котором и упомянул Путин: Россия берет на себя все долги, но также забирает всю зарубежную собственность Союза. При этом речь шла не об общем, едином для всех соглашении, а о двусторонних договорах – с каждой республикой в отдельности. Руководство Украины на эти условия согласилось.

Идея подписать один на всех договор между осколками Союза провалилась чуть раньше. Его отказались подписывать и Молдавия с Азербайджаном, где у власти тогда были довольно радикальные националисты, и даже Узбекистан с Таджикистаном, которые выходить из СССР вообще не планировали.

Республики Прибалтики эту идею тоже не приняли – из-за собственной идеи о том, что они не правопреемники советских республик, а оккупированные коммунистами независимые государства. Но в этом случае никаких проблем из-за прибалтийской неуступчивости не возникло – долг они платить не собирались, но и на имущество не претендовали. Все проблемы «нулевого варианта» были связны исключительно с Украиной. Ее формальное согласие на сделку имело целью подмазаться к российскому руководству с меркантильными целями, а выполнять положения договора в Киеве не собирались изначально – как и Минские соглашения, подписанные два десятилетия спустя.

Верховная рада отказалась ратифицировать договор с Москвой, ведомая популистской мыслью «а вдруг продешевим». Формально там требовали «независимой оценки» стоимости всех активов, по сути это сразу превратилось в народную украинскую сказку о светлом будущем, в котором «москали» просто так отдадут украинцам много-много денег.

Сделку тут же стали обвешивать дополнительными условиями, в том числе абсурдными. Начиная от требования предоставить Киеву под посольства 40 зданий в аренду на 49 лет по общей цене 1 доллар до идеи выдать украинцам на руки 16,37% алмазного фонда СССР, вырытого отнюдь не на Украине.

Сама цифра 16,37% известна в этой стране каждому политику и политологу – эту долю в общесовестком хозяйстве высчитали для украинцев стороны самого первого соглашения (того, что без Молдавии, Узбекистана и прочих). Теперь она – символ национального мифа о несметных богатствах, которые ждут украинцев в том случае, если они будут действовать смело и нагло.

Иногда украинцы, впрочем, возвращались к изначальному тексту соглашения – тема с одобрением «нулевого варианта» возникала в Киеве как минимум дважды, и оба раза применительно к кредиту, который выклянчивали у Москвы. Речь идет о 1996 годе, когда РФ, сама находившаяся в долгах как в шелках, ссудила соседям 2,5 млрд долларов, и о 2009-м, когда правительству Юлии Тимошенко срочно понадобились деньги на фоне мирового финансового кризиса. Оба раза торги вызвали у части украинских элит истерику – и эта наглая истерика работала: кредиты украинцы получали, но соглашение по-прежнему не ратифицировали как «неприемлемое условие». У нищих своя гордость.

Это необходимо подчеркнуть особо: ведомую провинциальным национализмом Украину невозможно было образумить, она была недоговороспособна в принципе. Требование 40 зданий тому примером: Россия соглашалась даже на это, если украинцы умерят аппетиты хотя бы до 28 зданий. Они умерили – и тут же отказались от 19 предложенных им вариантов, одобрив только девять.

«Маловато будет», – говорил по схожему поводу один мультипликационный персонаж, в итоге оставшийся ни с чем.

Уже при Кучме, когда эпоха российско-украинских отношений была по нынешним меркам «золотой», Киев начал судиться с Москвой за конкретные объекты, в том числе за здание торгпредства в Лондоне. Как правило, судился безуспешно: две трети государств, где находилась советская собственность, почти сразу передали ее российской стороне. Но некоторые потребовали согласия «других республик», и кое-где украинцы действительно успели подсуетиться, получив советскую недвижимость самозахватом.

Примерно во второй половине девяностых количество судов заметно сократилось: украинцы сообразили, что дело это по большей части безнадежное, поскольку суды исходят из ситуации «де-факто». Однако от национального мифа про 16,37% отказываться не стали и даже воспринимали его как некое «оружие» против России, по крайней мере, в 2014 году тогдашний премьер-министр Арсений Яценюк поручил МИДу «принять меры по подготовке правовой позиции Украины по распределению имущества и средств СССР».

Это произошло в тот же день, когда в Крыму прошел референдум о воссоединении с Россией.

Ничего путного из этого у украинцев, конечно, не выгорело. Но, стоит признать, определенная юридическая правота все же находится на их стороне: пока соглашение о «нулевом варианте» не ратифицировано в парламенте (а ратифицировано оно не будет никогда), оно не действует. А то, что Россия за время спора покрыла все советские долги перед Парижским клубом (еще во второй половине нулевых – досрочно, чтобы не платить проценты), это, можно сказать, было ее собственным решением и актом неслыханной щедрости, который Украину ни к чему юридически не обязывает.

Как мы помним, «законно» не всегда означает «справедливо».

С Украиной, будто бы подгоняющей свою внешнюю политику под стереотипы из советских анекдотов о жадных украинцах, давно уже все понятно. Гораздо интереснее то, почему президент России вообще вспомнил об этом споре – случайно, в ходе разговора о российско-украинских отношениях как таковых, или с намеком на скорое будущее, когда тема раздела имущества между Москвой и Киевом вновь станет остро актуальной.

В начале следующего года Высокий суд Лондона должен огласить свое решение о долге Украины перед Россией в 4,5 млрд долларов. Из них 3 млрд – это сумма кредита, который Киев взял незадолго до госпереворота и свержения президента Януковича, а 1,5 млрд – проценты, накапавшие с тех пор. Аналитики убеждены, что решение будет вынесено в пользу России – это очевидно из самого характера дела. Но вполне очевидно и то, что на первом этапе Киев с таким вердиктом не согласится и долг выплачивать не станет – в его картине мира кредит был взят «под давлением».

Это значит, что будут еще процессы. Москва начнет отсуживать украинскую собственность за рубежом, а Украина – всячески этому сопротивляться и повторять как заклинание цифру 16,37, ожидая того, что русские в который уже раз плюнут на договоры, которые украинцы не исполняют, и на долги, которые украинцы не отдают.

Потому что наглость – второе счастье.

Дмитрий Бавырин, ВЗГЛЯД

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Kolibri
Kolibri
1 месяц назад

Отличный шанс показать себя обществу молодым юристам. Не стоит доверять такое дело прожженным адвокатам. Те будут землю рыть, чтоб вернуть долги Российской Федерации, ведь на кону помимо Родины, есть ещё своё имя.


Последние статьи